Казачьи Части 1941-1943 год


 

Появлению в составе вермахта казачьих частей в наибольшей мере способствовала ре­путация казаков как непримиримых борцов против большевизма, завоеванная ими в годы Гражданской войны. Ранней осенью 1941 г. из штаба 18-й армии в Генеральный штаб сухопутных войск поступило предложение о формировании из казаков специальных час­тей для борьбы с советскими партизанами, инициатором которого выступил офицер ар­мейской контрразведки барон фон Клейст. Предложение получило поддержку, и 6 ок­тября генерал-квартирмейстер Генерального штаба генерал-лейтенант Э. Вагнер разрешил командующим тыловыми районами групп армий «Север», «Центр» и «Юг» сформиро­вать к 1 ноября 1941 г., с согласия соответ­ствующих начальников СС и полиции, — в качестве эксперимента — казачьи части из военнопленных для использования их в борь­бе против партизан.  

       Первая из таких частей была организова­на в соответствии с приказом командующего тыловым районом группы армий «Центр» ге­нерала фон Шенкендорфа от 28 октября 1941 г. Это был казачий эскадрон под командова­нием перешедшего незадолго до того на сто­рону немцев майора Красной Армии И.Н. Ко­нонова. В течение года командованием тылового района было сформировано еще 4 эс­кадрона и уже к сентябрю 1942 г.

под началом Кононова находился 102-й (с октября — 600-й) казачий дивизион (1, 2, 3-й конные эскадроны, 4, 5, 6-я пластунские роты, пуле­метная рота, минометная и артиллерийская батареи). Общая численность дивизиона со­ставляла 1799 человек, в том числе 77 офицеров; на вооружении имелось 6 полевых ору­дий (76,2-мм), 6 противотанковых пушек (45-мм), 12 минометов (82-мм), 16 станко­вых пулеметов и большое количество ручных пулеметов, винтовок и автоматов (в основном, советского производства). На протяжении 1942—1943 гг. подразделения дивизиона вели напряженную борьбу с партизанами в районах Бобруйска, Могилева, Смоленска, Невеля и Полоцка.  

Из казачьих сотен, сформированных при армейском и корпусных штабах германской 17-й армии, приказом от 13 июня 1942 г. был образован казачий кавалерийский полк «Пла­тов». В его составе имелось 5 конных эс­кадронов, эскадрон тяжелого оружия, ар­тиллерийская батарея и запасной эскадрон. Командиром полка был назначен майор вер­махта Э. Томсен. С сентября 1942 г. полк ис­пользовался для охраны работ по восстанов­лению Майкопских нефтепромыслов, а в конце января 1943 г. был переброшен в рай­он Новороссийска, .где нес охрану морского побережья и одновременно участвовал в опе­рациях немецких и румынских войск против партизан. Весной 1943 г. он оборонял «Ку­банское предмостное укрепление», от­ражая советские морские десанты северо-восточнее Темрюка, пока в конце мая не был снят с фронта и выведен в Крым.

Казачий кавалерийский полк «Юнгшульц», сформированный летом 1942 г. в составе 1-й танковой армии вермахта, носил имя своего командира — под­полковника И. фон Юнгшульца. Пер­воначально полк имел только два эс­кадрона, один из которых был чисто немецким, а второй состоял из казаков-перебежчиков. Уже на фронте в состав полка были включены две казачьи сот­ни из местных жителей, а также каза­чий эскадрон, сформированный в Сим­ферополе и переброшенный затем на Кавказ. По состоянию на 25 декабря 1942 г. полк насчитывал 1530 человек, в том числе 30 офицеров, 150 унтер-офицеров и 1350 рядовых, и имел на вооружении 56 ручных и станковых пу­леметов, 6 минометов, 42 противотан­ковых ружья, винтовки и автоматы. Начиная с сентября 1942 г. полк «Юнгшульц» оперировал на левом фланге 1-й танковой армии в районе Ачикулак — Буденновск, принимая активное участие в боях про­тив советской кавалерии. После приказа от 2 января 1943 г. об общем отступлении полк отходил на северо-запад в направлении ста­ницы Егорлыкской, пока не соединился с ча­стями 4-й танковой армии вермахта. В даль­нейшем он был подчинен 454-й охранной дивизии и переброшен в тыловой район группы армий «Дон».  

В соответствии с приказом от 18 июня 1942 г. надлежало направлять всех военноп­ленных, являвшихся казаками по происхожде­нию и считавших себя таковыми, в г. Славута. К концу месяца здесь было сосредоточено уже 5826 человек, и было принято решение о фор­мировании казачьего корпуса и организации соответствующего штаба. Поскольку среди ка­заков остро ощущалась нехватка старшего и среднего командного состава, в казачьи час­ти стали набирать бывших командиров Крас­ной Армии, не являвшихся казаками. Впос­ледствии при штабе формирования было открыто 1-е Казачье имени атамана графа Платова юнкерское училище, а также унтер-офицерская школа.

Из наличного состава казаков в первую очередь были сформированы 1 -и Атаманский полк под командованием подполковника ба­рона фон Вольфа и особая полусотня, пред­назначенная для выполнения специальных заданий в советском тылу. После проверки прибывавшего пополнения было начато фор­мирование 2-го Лейб-казачъего и 3-го Донс­кого полков, а вслед за ними — 4-го и 5-го Кубанских, 6-го и 7-го Сводно-казачьих полков. 6 августа 1942 г. сформированные ка­зачьи части были переведены из Славутинского лагеря в Шепетовку в специально отведенные для них казармы.

 Со временем работа по организации ка­зачьих частей на Украине приобрела плано­мерный характер. Оказавшиеся в немецком плену казаки концентрировались в одном лагере, из которого после соответствующей обработки направлялись в резервные части, а уже оттуда переводились в формируемые полки, дивизионы, отряды и сотни. Казачьи части первоначально использовались исклю­чительно как вспомогательные войска для охраны лагерей военнопленных. Однако, пос­ле того как они доказали свою пригодность к выполнению самых разных задач, их исполь­зование приобрело иной характер. Большин­ство из сформированных на Украине казачь­их полков были задействованы на охране автомобильных и железных дорог, других во­енных объектов, а также в борьбе с парти­занским движением на территории Украины и Белоруссии.

Много казаков влилось в германскую ар­мию, когда наступающие части вермахта всту­пили на территории казачьих областей Дона, Кубани и Терека. 25 июля 1942 г., сразу же после занятия немцами Новочеркасска, к представи­телям германского командования явилась группа казачьих офицеров и изъявила готов­ность «всеми силами и знаниями помогать доблестным германским войскам в оконча­тельном разгроме сталинских приспешни­ков», а в сентябре в Новочеркасске с санк­ции оккупационных властей собрался казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского (с ноября 1942 г. именовался шта­бом Походного атамана) во главе с полков­ником С. В. Павловым, приступивший к орга­низации казачьих частей для борьбы против Красной Армии.  

Согласно приказу штаба, все казаки, способ­ные носить оружие, должны были явиться на пункты сбора и зарегистрироваться. Станичные атаманы обязывались в трехдневный срок про­извести регистрацию казачьих офицеров и каза­ков и подобрать добровольцев для организуемых частей. Каждый доброволец мог записать свой последний чин в Российской Императорской армии или же в белых армиях. Одновременно атаманы должны были обеспечивать доброволь­цев строевыми лошадьми, седлами, шашками и обмундированием. Вооружение для формируе­мых частей выделялось по согласованию с гер­манскими штабами и комендатурами.  

В ноябре 1942 г., незадолго до начала со­ветского контрнаступления под Сталинградом, германское командование дало санкцию на формирование в областях Дона, Кубани и Терека казачьих полков. Так, из доброволь­цев донских станиц в Новочеркасске были организованы 1-й Донской полк под коман­дованием есаула А. В. Шумкова и пластунс­кий батальон, составившие Казачью группу Походного атамана полковника С.В. Павло­ва. На Дону также был сформирован 1-й Си­негорский полк в составе 1260 офицеров и казаков под командованием войскового стар­шины (бывшего вахмистра) Журавлева. Из казачьих сотен, сформированных в станицах Уманского отдела Кубани, под руководством войскового старшины И. И. Саломахи нача­лось формирование 1 -го Кубанского казачь­его конного полка, а на Тереке по инициа­тиве войскового старшины Н.Л. Кулакова — 1-го Волгского полка Терского казачьего вой­ска. Организованные на Дону казачьи пол­ки в январе — феврале 1943 г. участвовали в тяжелых боях против наступающих совет­ских войск на Северском Донце, под Батайском, Новочеркасском и Ростовом. При­крывая отход на запад главных сил немецкой армии, эти части стойко отражали натиск превосходящего противника и понесли тяжелые потери, а некоторые из них были уничтожены целиком.

   Казачьи части формировались командо­ванием армейских тыловых районов (2-й и 4-й полевых армий), корпусов (43-го и 59-го) и дивизий (57-й и 137-й пехотных, 203, 213, 403, 444 и 454-й охранных). В танковых кор­пусах, как например, в 3-м (казачья моторизованная рота) и 40-м (1 и 2 /82-й каза­чьи эскадроны под командованием подъеса­ула М. Загородного), они использовались в качестве вспомогательных разведотрядов. В 444-й и 454-й охранных дивизиях было сформировано по два казачьих дивизиона по 700 сабель в каждом. В составе 5-тысяч­ного германского конного соединения «Бо-зелагер», созданного для охранной службы в тыловом районе группы армий «Центр», слу­жило 650 казаков, причем часть из них со­ставляла эскадрон тяжелого оружия. Казачьи части создавались и в составе действовавших на Восточном фронте армий германских са­теллитов. По крайней мере, известно, что казачий отряд из двух эскадронов был сфор­мирован при кавалерийской группе «Савойя» итальянской 8-й армии. В целях достижения должного оперативного взаимодействия прак­тиковалось сведение отдельных частей в бо­лее крупные соединения. Так, в ноябре 1942 г. действовавшие против партизан в районе Дорогобужа и Вязьмы четыре казачьих батальо­на (622, 623, 624 и 625-й, ранее составлявшие 6, 7 и 8-й полки), отдельная моторизованная рота (638-я) и две артиллерийские батареи были объединены в 360-й казачий полк во главе с балтийским немцем майором Э.В. фон Рентельном.  

К апрелю 1943 г. в составе вермахта дей­ствовало около 20 казачьих полков численнос­тью от 400 до 1000 человек каждый и большое количество мелких частей, насчитывавших в общей сложности до 25 тыс. солдат и офице­ров. Наиболее надежные из них были сформированы из добровольцев в станицах Дона, Кубани и Терека или из перебежчиков при германских полевых соединениях. Личный состав таких частей в основном был представ­лен уроженцами казачьих областей, многие из которых сражались с большевиками еще в годы Гражданской войны или подвергались репрессиям со стороны советской власти в 1920—30-е годы, и поэтому были кровно за­интересованы в борьбе с советским режимом. В то же время в рядах частей, формировав­шихся в Славуте и Шепетовке, оказалось много случайных людей, называвших себя ка­заками лишь для того, чтобы вырваться из лагерей военнопленных и тем самым спасти свою жизнь. Надежность этого контингента всегда была под большим вопросом, а малей­шие трудности серьезно сказывались на его моральном состоянии и могли спровоциро­вать переход на сторону противника.  

  Осенью 1943 г. некоторые казачьи части были переброшены во Францию, где исполь­зовались на охране Атлантического вала и в борьбе с местными партизанами. Судьба их была различной. Так, 360-й полк фон Рентельна, размещенный побатальонно вдоль побережья Бискайского залива (к этому вре­мени он был переименован в Казачий кре­постной гренадерский полк), в августе 1944 г. был вынужден с боями пройти долгий путь к германской границе по занятой партизанами территории. 570-й казачий батальон был на­правлен против высадившихся в Нормандии англо-американцев и в первый же день в пол­ном составе сдался в плен. 454-й казачий кавалерийский полк, блокированный час­тями французских регулярных войск и партизанами в городке Понталье, отказал­ся капитулировать и был почти полностью уничтожен. Такая же судьба постигла в Нор­мандии 82-й казачий дивизион М. Загород­ного.  

В то же время большинство из сформи­рованных в 1942—1943 гг. в городах Славуте и Шепетовке казачьих полков продолжали действовать против партизан на территории Украины и Белоруссии. Некоторые из них были переформированы в полицейские бата­льоны, носившие номера 68, 72, 73 и 74-й. Дру­гие были разгромлены в зимних боях 1943/44 г. на Украине, а их остатки влились в состав раз­ных частей. В частности, остатки разгромлен­ного в феврале 1944 г. под Цуманью 14-го Сводно-казачьего полка были включены в 3-ю кавалерийскую бригаду вермахта, а 68-й казачий полицейский батальон осенью 1944 г. оказался в составе 30-й гренадерской дивизии войск СС (1-я Беларуская), отправленной на Западный фронт.  

Картина дня

наверх